ЕКАТЕРИНА ОПАРЫШЕВА — В РЕГИОНАХ Я ВИЖУ РОСТ ФЛАМЕНКО!

ЕКАТЕРИНА ОПАРЫШЕВА — В РЕГИОНАХ Я ВИЖУ РОСТ ФЛАМЕНКО!

Екатерина Опарышева является одной из важнейших фигур для развития фламенко в России. В бытность школы Barrio Flamenco в Москве оттуда вышла целая плеяда танцоров, музыкантов и певцов, которые составляют сегодня большую часть артистов, которые выступают на профессиональной сцене. Вероника Бровкова, Людмила Пущина, Мария Жаркова, Максим Мельников, Кирилл Россолимо, который там преподавал, Екатерина Ковтун, Юлия Катышкина, это только те, кто продолжает активно заниматься фламенко по сегодняшний день. Катя любезно согласилась ответить на несколько вопросов и интервью получилось одним из лучших, что мы брали! Приятного чтения.

 

Ты помнишь в какой момент поняла, что фламенко – это то, чем бы ты хотела заниматься профессионально?

 

Я уже занималась какое-то количество лет у Лилии Сафиной, а потом уехала во Францию на учебу и параллельно там танцевала. И там, в университете, где я училась, у меня был дипломный проект. Нам нужно было рассказать о деле своей мечты, и я выбрала практически спонтанно, что я хотела бы открыть школу танцев, продвигать и развивать фламенко в России, сделать профессиональную музыкальную группу, открыть таблао. В общем, все, что я потом и сделала в реальной жизни, я прописала в этом проекте. Поскольку европейцы народ достаточно открытый и поддерживающий, руководитель моей программы в университете не отнесся к этому как к какому-то несерьезному делу, а сказал, что с моей энергетикой я могу поднять и продвинуть любое дело, даже в два раза быстрее, чем я сама думаю. Я помню, что я когда составляла бизнес и маркетинговый планы дипломного проекта, я отвела на это 10 лет. Все это казалось мне огромной махиной, которую я долго буду сдвигать с места. А на деле получилось, как говорил мой директор.

 

Наверное, на начальном адреналине все это как-то пошло довольно интенсивно. Ну, и команда была хорошая. Хоть мы с Леной Таскаевой разные люди по энергетике, но вместе мы совершили этот начальный рывок. Боря Третьяков поддерживал музыкально в том числе, а уж как мы делали ремонт все дружно на Серпуховской, это было вообще замечательно. Думаю, что тогда мы были все горящие, молодые, бодрые даже можно сказать борзые, все это завертелось и закрутилось интенсивно. Когда я писала план, все это было в виде мечты. А директор моей программы —  профессиональный, умудренный жизненным опытом человек — сказал, что это очень даже жизнеспособно. Я подумала почему бы и нет и, вернувшись из Франции, открыла школу.

 

В чем, по-твоему, был главный секрет Баррио Фламенко, откуда потом вышло столько танцовщиц и музыкантов, многие из которых выступают до сих пор?

 

Мы не боялись давать большую нагрузку и не боялись много требовать с людей. Мы верили во всех и каждого, кто к нам приходил. Для нас это был не хобби-класс, мы давали людям все, что нужно действительно для серьезного роста или, кому нужно, для профессионального роста. У нас помимо хореографии была и техника, и класс балета и какое-то время партерная гимнастика. Мы охватывали все: и физическую и музыкальную составляющие, классы по компасу, по пальмасу. Естественно, секрет любой хорошо функционирующей компании — это кадры. С нами были очень сильные люди, мы, как преподаватели, были хороши, не буду скромничать. Лена и я, Боря очень методичный въедливый, энергичный Кирилл Россолимо. Потом уже, когда мы стали привозить испанцев, мы были очень придирчивы к их отбору. Ко всему, что мы делали, мы относились очень серьезно.

 

Но я ни в коем случае не хочу сказать, что другие школы относились несерьезно, просто я думаю, что мы тогда обладали такой ломовой энергетикой, что мы действительно могли «прокачать». Знаешь, я помню, как я работала без выходных и мне это очень нравилось, меня перло от всех этих процессов, я не боялась уставать, и я не боялась утомлять людей. Потому что это была счастливая утомленность. По крайней мере, мне так казалось. Те, кому это было чересчур, выбирали другой формат. Наверное, еще также секрет в том, что мы каждый были самим собой, мы не пытались угодить всем и сразу, быть хорошими для всего рынка. А просто какой характер есть, как мы считали нужным, так мы и вели занятия. Мы много требовали, но и отдачи было очень много. Люди действительно росли очень-очень быстро и качественно, и эта база до сих пор у них есть, и это всегда будет меня очень радовать и мотивировать, даже несмотря на то, что в последнее время я стала мягче как преподаватель.

 

 

Многие лелеют надежду поучиться в Испании, но мы видим множество примеров, когда люди, долго там пробывшие, возвращаются в Россию и не находят должного отклика. Как человек, долго проживший в Севилье, какой бы ты совет дала каждому, кто отправляется туда на обучение?

 

Во-первых, нужно определиться, зачем ты туда едешь, на какой срок и не распыляться. На мой взгляд, в принципе ехать туда учиться меньше чем на три месяца нет никакого смысла. Ехать на две недели или на месяц-другой – это не учиться, это зарядиться. Это тоже очень важно и нужно делать себе испанскую фламенковую прививку, чтобы  потом с этим солнцем и радостью вернуться и как-то дальше работать с этой временной подпиткой. Это очень даже рабочая схема, и тут нужно понимать, что ты едешь на короткий срок просто радоваться жизни, танцу, но какого-то мощного рывка не случится. Не надо расстраиваться, если были такие ожидания. Качественный рывок случается месяца через три. Потому что за это время ты успеваешь измениться, взять новые техники, получить новый опыт, пропитаться атмосферой, выступить, походить в таблао, понаблюдать за концертами, походить в театры, пообщаться, повариться в тусовке, выступить на улице.

Три месяца раскрывают гораздо больший спектр возможностей. И здесь на самом деле нужна четкая стратегия, потому что, не будем кривить душой, это стоит дорого, и все это очень трудно и затратно. Здесь нужно прямо сесть и написать, чему я хочу научиться, что я хочу изменить за эти три месяца, что я хочу новое увидеть, какие преподаватели мне очень нравятся, кого я видел в ютубе или в инстаграме, где они будут в этот момент, где будет основная их концентрация, просчитать бюджет. Например, на Мадрид нужно гораздо больше денег, чем на Севилью, а на Севилью больше, чем на Гранаду. Оценивать свои финансовые возможности очень важно.

 

 

Изучить все возможные способы экономии, соотнести с тем уровнем комфорта, который вам необходим. Это тоже очень важно — приехав, иметь возможность отдыхать и разгружаться. Когда ты занимаешься по шесть часов в день, отдых просто жизненно необходим. Запланируйте поездки к морю или экскурсии, это будет вас разгружать и вытаскивать ненадолго из фламенко-мира. Обязательно наступит день, когда вас будет тошнить от фламенко и важно понимать, что это не навсегда, вы просто устали, перенасытились и лучше пойти на сальсу или поехать к морю, чтобы посмотреть на волны.

 

Поездка на длительный срок должна быть хорошо спланирована, а не просто — у меня есть 5 тысяч евро, и я сейчас поеду на три месяца и это будет супер-рывок. Он будет только тогда, когда есть четкий план. В этот четкий план должна входить адекватная оценка своих физических возможностей. Не нужно набирать огромное количество классов. Вы не сможете это переварить. Вполне достаточно трех. Если вы титан – четырех в день плюс личные репетиции. Последнее крайне важно, везде есть залы, которые можно и нужно арендовать и все так делают. Если едете на более долгий срок – провентилировать вопрос таблао для студентов, для иностранцев, такие места есть, там люди делают первые шаги на сцене с музыкантами. В такие места и таким людям нужно писать заранее, потому что они пользуются огромной популярностью и там очередь на месяцы вперед. Нужно говорить по-испански обязательно. Если вы планируете такую поездку – ехать без языка крайне неудобно. Испанский очень простой язык, его реально выучить быстро для уровня, на котором он будет вам нужен в Испании.

 

Самое главное – это адекватная оценка своих возможностей. Я больше говорю про физические возможности. Мы все люди очень разные и нельзя сравнивать – а вот Маша может заниматься по 8-10 часов в день, просто Маша вот такая, а я могу только 3 часа в день. Но это не значит, что Маша будет расти быстрее, чем я. Важно не перебрать уроков, потому что это может пойти в минус.

 

Что нужно изменить в нашем фламенко сообществе, чтобы танцовщицы больше тяготели к выступлениям под аккомпанемент гитаристов и певцов?

 

Ты знаешь, мы недавно запустили таблао в Новосибирске и уже два их провели, пока, наверное, рановато говорить, что это какой-то крайне успешный проект, но тем не менее по тому отклику, который есть сейчас, интерес огромный, Максим. И нельзя больше говорить, что люди выбирают только фонограмму и хотят под нее танцевать, потому что это просто, нет никаких напрягов, не надо учить язык, не надо выравнивать чувство ритма. Я вообще не соглашусь с этим. У нас каждый раз лист ожидания, каждый раз есть люди, которые хотели, но не попали, потому что не успели записаться. Сейчас мы движимы желанием дать возможность выступить как можно большему количеству людей, и таблао получается огромным по времени. Интерес есть, мы не можем больше говорить, что люди не хотят. Люди хотят.

 

Я думаю, что сложилась некая завеса недоступности качественного выступления с живой музыкой. У многих людей стоит блок. Они могут быть сами преподавателями, имеющими многолетний опыт и выступлений, и постановок, и тренировок индивидуальных, и с учениками, люди с вполне себе приличным уровнем, но вот этот выход на живое взаимодействие – стресс. Потому что они где-то когда-то услышали, что это очень тяжело и что все сыпется, как карточный домик. И не стоит даже и пытаться. Возможно, отчасти сами носители культуры создают такой эффект, но опять же не все, люди очень разные. Конечно, когда мы приезжаем и идем в таблао в Испании, и видим артистов очень хорошего уровня, нам кажется, что такое выступление по своей гармонии для нас недостижимо. Возможно, кто-то неосторожно сказал, что иностранец никогда не будет танцевать так как испанец, но все это личные мысли говорящего и его картина мира и его фантазии. Это его личная вселенная, мы свою реальность создаем сами и все будет так, как мы хотим. Хотим достичь невероятного уровня, не будучи нативным испанцем, так тому и быть. Есть очень большое количество примеров среди актуальных звезд. Я в том числе видела, как они начинали, а во что они развились сейчас видим мы все.

 

Здесь не нужно бояться и ставить себе какие-то ограничения. Лучше поработать со страхом, спросить у тех, кто уже танцевал с живой музыкой, как это, действительно ли это настолько непосильная задача. Более чем уверена, что все скажут, что это суперски и это классно. За эти два таблао в Новосибирске было гораздо больше людей, кто это сделал в первый раз, чем кто имел этот опыт, и все они уходят с горящими глазами и словами «Мы хотим еще!», «Это фантастика!», «Нам все нравится!», и это совершенно новый огонь, другая парадигма существования танцевального.

 

Проще надо быть, пробовать играть, взаимодействовать, быть открытыми и думаю, что нужно побольше организаторов как мы, кто дает такую возможность. Проживая в городе, где нет музыкантов, достаточно сложно на все это выходить. Нужно ехать куда-то на фестивали, это стоит дорого, а иногда не получается вообще порепетировать – это стресс для всех и для музыкантов, и для танцоров. А такой формат поменьше, поскромнее, он не такой страшный.

 

 

Не кажется ли тебе, что многие танцоры слишком спешат? Излишне торопят события, хотя их владение фламенко развивается нормально, просто объективно нужно время, чтобы выйти на определенный уровень?

 

Кажется. Но тому есть свои объяснения. Сейчас, кстати, исторически интересный момент, когда начали прямо с детства появляться классные танцоры и интересно за ними наблюдать. У них действительно все гармонично. Им спешить некуда, у них все впереди. А, когда человек начинает попозже, возникает ощущение, что нужно много чего успеть, это добавляет истерии и спешки. Кстати сказать, это неминуемо добавляет спешки и в смысле скорости. Человек напряжен внутри и ему сложно быть в правильных музыкальных скоростях. Что с этим делать? Быть к себе более понимающим, более сострадательным к себе, дать себе время, не загонять себя в какие-то невозможные дедлайны, и тогда все пойдет легче со стороны психики и на самом деле даже быстрее и проще.

 

Помнишь ли ты среди своих учеников особенно одаренную танцовщицу, которая в итоге не стала заниматься этим профессионально? Можно без имен.

 

Конечно. Такие люди есть. И я, должна сказать, всегда к этому относилась с пониманием, особенно, когда ко мне приходили и говорили: «Я решила остановиться». На этом все. Это ее выбор, она дальше выбирает ту профессию, которая ей даст стабильность, или которая у нее вызывает больше интереса, где она хочет развиваться. Пусть даже это были полярные вещи с танцами, например, бухгалтерское дело. У меня это всегда вызывало уважение — вот такая честность с самим собой. Где-то в глубине души на каких-то начальных этапах педагогической деятельности, я думала, что это я виновата, я не дала ей мотивацию или дала плохой старт. Сейчас я так не думаю. Человек сам выбирает для себя путь. Если бы он точно чувствовал, что фламенко его жизнь, то пошел бы развиваться в другую школу, а не профессию. К таким людям я испытываю уважение.

 

Сейчас бытует мнение, что фламенко в России пошло на спад. Согласна ли ты с этим, или это связано с тем, что просто самые активные исполнители фламенко повзрослели и это просто общий синдром «раньше трава была зеленее»?

 

Мне так не кажется. В той точке, где я нахожусь, мне кажется, что наоборот. Не знаю, что сейчас происходит в Москве, потому что я продолжаю общаться с небольшим количеством людей  – Люся, Вероника, Маша, ты и Кирилл с Глебом. Может быть, люди так говорят, потому что коммерческая составляющая пошла на спад. Нет этого шквала новых учеников, нет привозных испанцев, может поэтому такое есть ощущение. Но это не про фламенко, не про наше искусство, а про всю страну в целом. И это началось гораздо раньше, еще до времен карантина. Здесь в регионах я, наоборот, вижу рост, развитие, я вижу, что люди качественно растут, как в традиционном фламенко, так и в каких-то других выражениях и формах, театральные вещи интересные стали появляться, я не согласна что есть спад. Думаю, что на самом деле мы растем вглубь! Каждый, кто выбрал для себя фламенко, мы каждый развиваемся внутри себя все эти годы и расширяем свои знания и умения.

 

Не кажется ли тебе, что различные дискуссии и разговоры о фламенко увеличились непропорционально больше, нежели вырос уровень исполнителей в России? Что люди несущественному отдают слишком много усилий, пытаясь на бумаге (читай – экране) разобраться с тем, с чем следует разбираться в танцевальных залах?

 

Мне так не кажется, я думаю, что чем их больше, тем лучше. Чем больше информации, тем больше это в помощь всем нам. И опять же, каждый занимается чем хочет. Кто-то танцует, кто-то пишет, кто-то учит, кто-то продает, это уже дело каждого. Дело выбора. О пропорциях – это в духе времени, информационный бизнес проник везде. Поэтому я думаю, мы в общем тренде в этом смысле.

 

БЛИЦ

Чай или кофе? 

Чай

 

Самолет или поезд? 

Самолет

 

Бата или мантон? 

Бата

 

1 раз в месяц выступать в театре или каждый день в таблао? 

Театр

 

Три самых запомнившихся концерта/спектакля, на которых ты была? 

Caida del cielo de Rocio Molina, Guerrero de Eduardo Guerrero, Nacida Sombra de Rafaela Carrasco.

 

Ева Ербабуэна или Росио Молина? 

Rocío Molina

 

Собаки или кошки? 

Собаки

 

Раздражало ли тебя что-нибудь в образе жизни испанцев? 

Непунктуальность

 

На чьем концерте ты бы хотела побывать из ныне ушедших артистов фламенко? 

Carmen Amaya, La Argentina, Antonio el Bailarín

 

Если не фламенко, то что? 

Не могу найти ответа уже много лет

Leave a comment

Send a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.